Новости

03.02.2011

Компания Некстра в прямом эфире радиостанции "Эхо-Москвы"

Н.БОЛТЯНСКАЯ: 11 часов 45 минут, вы слушаете «Эхо Москвы», у микрофона Нателла Болтянская, я приветствую в нашей студии руководителя ритейл-направления компании «Зиракс» Сергея Лаврищева. Здравствуйте.

С.ЛАВРИЩЕВ: Здравствуйте.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А тема у нас с вами сегодня очень актуальная, на самом деле. Мы говорим об антигололедных средствах. Вот, знаете, уже вторая зима такова, что я обратила внимание по собственному гардеробу, самая актуальная форма обуви – это валенки, потому что ничего приличного не наденешь. Страшно до смерти. Вот, скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, как справляются коммунальные службы Москвы и Питера? Только неприличных слов не употреблять, пожалуйста.

С.ЛАВРИЩЕВ: Ну, на самом деле, службы справляются по-разному. То есть показательные примеры, как раз таки, Москва и Питер. В Москве, я считаю, что они справляются процентов на 70. Что касается Санкт-Петербурга, то отзывы по всем СМИ вы знаете – сосульки и то, что происходит на дорогах.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Подождите. Мы с вами о сосульках или о гололеде? Или это?..

С.ЛАВРИЩЕВ: В данном случае мы говорим о гололеде. То есть показательный пример. Вот, я ношу замшевую обувь, в Москве у меня обувь не страдает. Одна командировка в Питер, один раз я перебежал Невский проспект – все, у меня обувь пострадала, она стала белая и она стала соленая.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы знаете, сейчас вспоминаю, как несколько лет назад мы поехали на Новый год в Прагу. И уже в аэропорту вспомнили, что забыли средство для обуви, и я беспечно сказала: «Да ладно, в отеле будет». Не понадобилось. Неделю мы там были. Как? Ведь, климатически-то очень много стран с аналогичной историей как в России. Как там справляются коммунальные службы? Потому что мы знаем что? Или скользко, или грязно, или, как вы совершенно справедливо привели пример с замшевой обувью.

С.ЛАВРИЩЕВ: Справляются везде по-разному. В Австрии справляются гранитной крошкой, в основном, и то все это зависит от региона. Высоко в горах, там, где количество гололеда большое, там они используют реагенты. Все дело в том, в каком виде использовать реагенты. Реагент – вещь достаточно дорогая, и коммунальные службы не могут себе позволить использовать, например, наш продукт в 100%. Поэтому они вынуждены использовать его как катализатор для обыкновенной соли, например, для борьбы с гололедом на дорогах, и используют его, например, 25%.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Сергей, а что предлагаете вы?

С.ЛАВРИЩЕВ: Сама должность моя звучит как руководитель ритейл-направления, и моя целевая аудитория – это конечный потребитель. Это человек, у которого есть загородный дом, это человек, у которого есть гараж здесь, в Москве, ракушка, например. Это человек, который выходит из подъезда и устал поскальзываться на лестнице.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть все?

С.ЛАВРИЩЕВ: Да. Это люди, которые могут прийти в обычный супермаркет, купить там себе этот продукт и использовать его сами, там, где они считают нужным.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Что это такое? Расскажите.

С.ЛАВРИЩЕВ: У нас есть линейка из двух продуктов – моментального действия и продолжительного действия. Моментального действия продукт удобен, то есть вы знаете, что на улице случился гололед. Выходя из дома вы захватили с собой небольшой пакет...

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Посыпаете перед собой?

С.ЛАВРИЩЕВ: Ну, на самом деле, посыпали, например, подъездное крыльцо. Вы знаете, что вы уже не упадете и все те, кто пойдут после вас, тоже останутся живы и без травм.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Сергей, а скажите, пожалуйста. Вот, периодически появляются гаджеты, там, какие-то насадки на обувь, еще что-то. Потому что есть же, скажем, пожилые люди, которым и так до смерти страшно. Иногда же это все припорошило снежком и ты, идучи по улице, не знаешь, где под этим снежком таится раскатанная какими-то юными мерзавцами ледяная дорожка, да?

С.ЛАВРИЩЕВ: Все верно. Поэтому я полностью поддерживаю эти гаджеты, вплоть до того, что в прошлом сезоне я подобные насадки на ботинки купил своей бабушке. Но это не решает проблемы данного конкретного гаража, например, двери, которую вы не можете открыть. Это решает проблемы вашего передвижения по городу, где вы не знаете, коммунальщики убрали или не убрали улицы, успели они убрать или не успели.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: У меня с гаражом другая проблема – у меня рыхлый снег 40 см. У вас на этот счет ничего нет?

С.ЛАВРИЩЕВ: На рыхлый снег 40 см единственное средство – это лопата.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

С.ЛАВРИЩЕВ: Когда вы уберете рыхлый снег и увидите там утрамбованный снег и лед, вот тогда наши реагенты вам помогут.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Как они называются?

С.ЛАВРИЩЕВ: Они называются достаточно смешно – Тор и Ежик. Вот, Ежик – это продукт продолжительного действия, когда вы знаете, например, что ночью будет заморозок, а вечером был дождь и вы прекрасно понимаете, что с утра будет гололед. Вы посыпали тот участок, который вам необходим, и с утра гололеда вы не обнаружите. И Тор – это продукт моментального действия, который сразу начинает вгрызаться в лед, аж треск стоит.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А скажите, пожалуйста, вот эти Тор и Ежик – они продаются только в супермаркетах? Или существует какая-то возможность, я не знаю, централизованной закупки? Может, сейчас вас слушает мэр Москвы и думает: «Ой, так это ж то, что доктор прописал».

С.ЛАВРИЩЕВ: Ну, у нас был достаточно смешной случай в этом сезоне. В супермаркетах большие мешки, 25 кг, те, которые у меня никакими флагманами продаж не числились, были сметены буквально в первые 2 недели и мне пришлось проводить очень тяжелые переговоры с сетями на предмет того, чтобы отозвать эту позицию из нашей линейки продуктовой. Осмелели, как вы можете догадаться, как раз таки коммунальщики, которым официально было запрещено покупать этот продукт.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А почему это? Дорого, небось?

С.ЛАВРИЩЕВ: Нет, речь не идет о деньгах сейчас. Речь идет о том, что, наверное, это, все-таки, пиар-ход, когда поднялась волна о вреде реагентов, о том, что это отравляет, это нарушает экологию.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А вы нарушаете экологию?

С.ЛАВРИЩЕВ: В данном случае, на самом деле, я могу сказать, что мы экологию не нарушаем, у нас продукт экологически чистый.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А из чего он?

С.ЛАВРИЩЕВ: Хлористый кальций, как это ни странно звучит.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Хороший препарат вообще, антиаллергический. (смеется)

С.ЛАВРИЩЕВ: Да, это препарат, который может быть...

Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть он в обоих случаях действует? Вот, что из них что, Тор и Ежик? Что мгновенное, а что пролонгированное?

С.ЛАВРИЩЕВ: Тор – это практически стопроцентно хлористый кальций, а Ежик – это смесь с солями, с натрий хлором.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Так, может, это вредно, действительно? Вы его пить никогда не пробовали, этот хлористый кальций? Знаете, как горько? (смеется)

С.ЛАВРИЩЕВ: Я знаю, как это горько. Возможно, у меня не сохранились совсем младенческие впечатления, когда мама давала мне для улучшения пищеварения. А когда были проблемы с аллергией, то, действительно, в аптеке покупали 10-процентный.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Лучше всего, правда?

С.ЛАВРИЩЕВ: Да, это самое лучшее средство. Оно отвратительно на вкус, но оно, действительно, работает.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну ладно, мы с вами другим заняты сейчас. Мы с вами сейчас... Как это? Хочешь, морду пудри, хочешь, блох посыпай, как у Зощенко. (смеется) Мы с вами сейчас с гололедом боремся. А скажите, пожалуйста, если я, например, пойду в аптеку и куплю себе просто ведро хлористого кальция? Пункт первый, это будет дешевле?

С.ЛАВРИЩЕВ: Нет, это будет дороже. Лекарства – они всегда дороже.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Пункт второй. Что с ним делать?

С.ЛАВРИЩЕВ: Во-первых, вы не купите ведро, потому что он там продается в ампулах. И использовать будет не совсем удобно, наверное – открывать эти ампулы и лить куда хотите.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Под ноги. А собакам зачем ноги мыть?

С.ЛАВРИЩЕВ: Так как хлористый кальций – это та же самая соль как и обычная поваренная, которую мы используем, и все знают, что, например, если у вас небольшой порез на руке и вы в морскую воду опустили руку, у вас начинается раздражение, начинает щипать.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, натрий хлор или кальций хлор – это все понятно.

С.ЛАВРИЩЕВ: Все верно. То есть раздражающий фактор – он присутствует. Поэтому если вы заботитесь о своей собаке и, возможно, у нее какие-то микротрещины на лапах существуют, то после московских прогулок, питерских (не важно), в любом случае собаке лучше ноги помыть.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы знаете, я тут, Сергей, разговаривала несколько дней назад с Нью-Йорком, плачут, рыдают, говорят «У нас так все плохо, у нас такой гололед, у нас чудовищно, у нас пройти нельзя». А как там все это дело решается?

С.ЛАВРИЩЕВ: А там решается как раз таки хлористым кальцием. И в этом сезоне, этой зимой на Манхеттене были очереди к машинам, с бортов которых продавали вот эти реагенты. То есть американцы – вы помните, да? Их жизненный принцип «Время – это деньги». Они прекрасно понимают, что то время, которое они тратят на то, чтобы убрать свои дорожки перед домом, оно несопоставимо с теми деньгами, которые стоят реагенты в магазинах. Поэтому у них существует специальная отдельная культура потребления этих реагентов, и рынок там просто огромный.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А скажите, пожалуйста, а на ваш взгляд, какие перспективы у такого рынка в России? Вот, положа руку на сердце, дорогое это удовольствие?

С.ЛАВРИЩЕВ: Ну, наши продукты на полках стоят от 180 рублей до 390.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я купила за 180, например, рублей. Кого? Тора или Ежика?

С.ЛАВРИЩЕВ: Это будет Тор, маленький пакет, 1,8 кг.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: И на что его хватит, этого Тора?

С.ЛАВРИЩЕВ: Ну, мы специально провели эксперимент у себя перед офисом, там, где представители азиатских республик трудятся с лопатами, ломами. Посыпали. Вот, честно скажу, мы устали сыпать – он показался нам бесконечным, этот пакет, но хватило его, наверное, метров на 20 квадратных.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А по времени на сколько?

С.ЛАВРИЩЕВ: По времени, ну, там был сантиметровый слой чистого льда, лед ушел и до следующего снегопада, в принципе, там оставался сухой асфальт.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Дворники не побили вас, нет, ничего? Все целы?

С.ЛАВРИЩЕВ: Нет. Я думаю, что они нам были в душе благодарны.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Хорошо. Скажите мне, пожалуйста. Вот, существуют загородные дома, владельцы которых, безусловно, нас сейчас с вниманием слушают. А существует, я не знаю, у меня в квартале машину заносит, потому что там чистый лед. Я могу дойти до такого идиотизма, чтобы купить у вас там огромный мешок и пойти посыпать подъездную дорожку к собственному дому?

С.ЛАВРИЩЕВ: Ну, вопрос, мне кажется, не совсем корректный. Я думаю, до идиотизма вы никогда не дойдете.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Не, ну квартал-то большой.

С.ЛАВРИЩЕВ: Квартал большой, да. Но я еще раз говорю, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Если вы видите, что служба, которая обслуживает ваш квартал, ваш район – она не справляется, то у вас не остается другого варианта. Точнее, у вас есть вариант не пользоваться автомобилем, но если вы им пользуетесь, то вы можете подстраховаться и сами потратить собственные деньги и решить эту проблему для себя самой.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А вот как вы считаете. Например, сейчас актуальна такая структура как Товарищество собственников жилья. Вот, если, например, обратиться к председателю этого Товарищества и сказать: «Ребята, а ну-ка купите-ка нам вот такое вот, и давайте на территории дома во дворе это все устроим». Актуально? Нормально? Как вы считаете?

С.ЛАВРИЩЕВ: Ну, я думаю, что этот вопрос актуальный. Нужно только познакомиться с городскими актами, которые, мне кажется, до сих пор запрещают использование этого во дворах.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Понятно.

С.ЛАВРИЩЕВ: Да, во дворовых территориях. То есть это можно использовать на дорогах, на магистралях, там, где движутся автомобили, а там, где передвигаются люди, это запрещено использовать.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А обуви это вредно?

С.ЛАВРИЩЕВ: Ну, в принципе, я еще раз могу вам показать свою замшевую обувь, которая пострадала только в Питере. В Москве она не страдает.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Понятно. Приходят гости в эфир, ноги на стол сразу же. Все понятно. Хорошо, а автомобилям это не вредно?

С.ЛАВРИЩЕВ: У нас были прецеденты, когда те западные компании, которые наладили производство автомобилей здесь, в России, обращались к нам за образцами наших реагентов для того, чтобы проводить эксперименты на предмет того, как их антикоррозийное покрытие, как их краски дружат. Отрицательных отзывов не было. Я не могу сказать про российские автомобили и, опять же, все зависит от состояния автомобиля.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы знаете, время наше, к сожалению, истекло. Остается, во-первых, напомнить, что мой гость – руководитель ритейл-направления компании «Зиракс» Сергей Лаврищев, что мы говорили об антигололедных средствах, коих сейчас предлагается как минимум два, Тор и Ежик. И скажите, пожалуйста, у вас есть какой-нибудь интернет-сайт? Вы сказали так щедро, что, мол, «идите в супермаркет да покупайте». Может быть, что-то можно подробнее узнать об этих средствах?

С.ЛАВРИЩЕВ: Да, подробную информацию о самих средствах и где их купить, вы можете посмотреть на сайте nextrapro.com.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну что ж, спасибо вам. Успехов вам и вашим клиентам, и не падать на скользких дорожках Москвы и не только Москвы.

С.ЛАВРИЩЕВ: Да, я думаю, это самое лучшее пожелание – не падать на скользких дорожках.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

С.ЛАВРИЩЕВ: Всего доброго.

Прослушать интервью http://www.echo.msk.ru/programs/beseda/746686-echo/

Возврат к списку